о мёде
История, которая могла быть страшилкой на Хеллоуин. Если бы не была правдой
Самое важное из материала The Guardian про генно-модифицированных пчёл
Зарубежные учёные решили создать особый вид пчёл — такой, который будет устойчив к любым внешним воздействиям.
Почему?
В 2008 году аграрии использовали специальный химический препарат для борьбы с насекомыми-вредителями — клотианидин. Он оказался смертельным и для пчёл. Погибли миллионы пчелосемей в Германии, Франции, Италии и Нидерландах.

В 2013 году клотианидин запретили, а вместе с ним и два других мощных пестицида. С этого года их нельзя применять на открытых территориях (только в теплицах).

Однако ожидаемого оздоровления отрасли так и не произошло. Пчёл становится всё меньше — из-за болезней, вирусов, паразитов и даже из-за длительных транспортировок.
Идея такая:
Если не получается изменить внешнюю среду, нужно изменить пчёл
Первыми супер-пчелу создали в Германии, в Дюссельдорфском университете имени Генриха Гейне. Всю основную работу выполняли студенты, в том числе и вводили пчелиным зародышам особый генно-модифицированный продукт — CRISPR-Cas9.
Что такое CRISPR-Cas9?
Это технология редактирования генома. С её помощью можно удалить нежелательные участки ДНК и вставить на их место нужные. Например, вместо мутаций и восприимчивости — сильный иммунитет и стойкость.

Фантастика? Но это работает. В Америке уже можно купить яблоки, которые не потемнеют в местах разреза. И это заслуга технологии CRISPR-Cas9.

Учёные рассматривают её как возможность борьбы с малярией, онкологией и другими серьёзными заболеваниями.
Директор лаборатории — Мартин Бей (Martin Beye), настоящий мэтр микробиологии. В 2007 году он сумел определить вероятные причины разрушения пчелиных семей (когда пчёлы массово и единовременно покидают улей).

Более того, Мартин Бей в составе международной группы учёных сумел расшифровать геном медоносной пчелы, а в 2014 году заявил: его лаборатория станет первой, которая создаст генно-модифицированную пчелу (всё равно это только вопрос времени).

Это оказалось непросто. Достаточно было ошибиться с дозировкой CRISPR-Cas9, ввести его под неправильным углом или пересушить яйцо с эмбрионом — и он погибал.

При этом инъекция должна была быть незаметной. Если взрослые пчёлы замечали подвох, то быстро избавлялись от будущего потомства — избирательно оставляя только «чистые» яйца.
Чтобы увеличить шансы на успех, учёные хранили эмбрионы в специальном инкубаторе
Несмотря на все трудности, учёным удалось добиться положительного результата — и в 2014 году появилась первая генно-модифицированная пчела, способная оставить потомство.

Она практически ничем не отличалась от обычных пчёл, разве что была немного энергичнее. При этом была гораздо выносливее и должна была противостоять влиянию пестицидов.

Последнее Мартин Бей отрицал:
Создание пчелы, устойчивой к химическим препаратам, — это глупая идея, наша лаборатория этим не занимается.

Мы лишь хотим разобраться в генетической базе пчёл, понять закономерности их поведения и регуляции жизнедеятельности.

Мартин Бей
директор лаборатории Дюссельдорфского университета
Но правда в том, что Бей действительно работал над здоровьем генно-модифицированных пчёл. Если детально изучить отчёты лаборатории, станет ясно: супер-пчела должна быть устойчива к болезням, а значит, и к химическим веществам.

При этом Бей не готов выпустить своих пчёл в дикую природу и на все предложения о продаже экспериментальных образцов отвечает отказом.

Тем временем в Японии разработали своих генно-модифицированных пчёл и видят другой вариант развития событий.
Генно-модифицированные пчёлы, устойчивые к пестицидам, станут настоящим спасением для пасечников. Науке нужно ещё не более трёх лет, чтобы вывести таких пчёл — и они смогут жить не в условиях лаборатории, а на открытом воздухе.

Мне 57 лет и я счастлив, что на моём веку произошло не только рождение супер-пчёл, но и ожидается их внедрение.

Такео Кубо
директор лаборатории Токийского университета
Пока же использование генно-модифицированных пчёл на открытых территориях запрещено, пасечники продолжают приспосабливаться к вызовам сельского хозяйства.

Например, ставят ульи рядом с заповедниками и в зонах, наиболее удалённых от обработанных пестицидами. Однако чем быстрее сокращаются эти безопасные области, тем выше вероятность легализации супер-пчёл.
Противники генно-модифицированных пчёл
Перспектива создания лабораторной супер-пчелы с самого начала пугала пчеловодов. Они сразу дали ей нарицательное имя — frankenbee, посчитав, что она нанесёт огромный урон всему пчеловодству. Куда больший, чем пестициды.

По прогнозам, новые пчёлы смогут собирать рекордные урожаи, их мёд завоюет прилавки. Говорить о его качестве ещё рано, однако он точно потеснит привычный натуральный продукт и снизит прибыль пасечников.

Есть опасения и у медиков. Неизвестно, какой будет реакция на укус генно-модифицированный пчелы. Риск возникновения аллергии очень высок.
Самое главное: под угрозой окажется генофонд традиционных пчёл. Они будут бессильны в эволюционной борьбе
Один из самых активных оппозиционеров — Уолтер Хефекер (Walter Haefeker), член совета директоров Европейской ассоциации профессиональных пчеловодов от Германии.

Его изучение ГМО в пчеловодстве началось с частного случая, когда мёд одного баварского пасечника признали заражённым. Расследование причин привело к двум мировым гигантам:
1
Monsanto Company
Многоотраслевая транснациональная компания, мировой лидер биотехнологии растений. Основная продукция сельскохозяйственного назначения: генетически модифицированные семена кукурузы, сои, хлопка и химические препараты для уничтожения вредных насекомых.
2
Всемирная торговая организация
Оказывала давление на Европейский Союз и призывала дать шанс генно-модифицированным продуктам.
В 2011 году пчеловоды победили: Европейский суд счёл недопустимым сбор мёда с генно-модифицированных растений. Однако борьба продолжается, ведь заражённый мёд всё же появляется на прилавках.
Кто в выигрыше?
Агрохимические компании хотят доминировать: они производят пестициды против вредителей и генетически модифицированные семена, которые могут выдерживать эти самые химикаты.

Единственная сфера сельского хозяйства, которая пока никем не контролируется, — опыление растений.
Вмешательство в популяцию пчёл угрожает посевам во всём мире
Пчёлы — главные опылители. В Китае уже ощутили их нехватку, поэтому некоторые культуры опыляют вручную. Если пчёлы исчезнут совсем, то мы столкнёмся с дефицитом продуктов, текстиля и медикаментов.
В Гарварде предложили своё решение проблемы — разработку миниатюрных роботизированных пчёл. В длину они не превышают половины скрепки, а весят менее 1/10 грамма.

Тем временем компания Walmart подала заявку на выдачу патентов и своим крошечным опылителям.

Разработка учёных Гарварда
Игроки агропромышленного сектора признают: индустрия становится всё менее зависима от химии и всё больше — от новых цифровых технологий.
Крупные компании уже находятся в стадии слияния, образуя Bayer-Monsanto, Dow-DuPont и Syngenta-ChemChina. Это сделки почти на четверть триллиона долларов — и они демонстрируют неуверенность гигантов, а не их силу.

Уолтер Хефекер
Именно Хефекер озвучил официальную позицию Всемирной федерации пчеловодческих ассоциаций («Апимондия») относительно frakenbees.
Генетический код медоносных пчёл должен быть открыт для всех, а пчеловодство оставаться всеобщим благом
«Апимондия» привлекла на свою сторону мощных союзников: Продовольственную и сельскохозяйственную организацию ООН, общественные организации в области экологии и научных консультантов.

Вместе они настаивают на принятии международных договоров по защите традиционных медоносных пчёл и призывают учитывать все риски в размножении генно-модифицированных особей.
Есть и другая угроза
Тем временем Управление перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США (DARPA) выделило $ 45 миллионов на работу в области переноса иммуномодулирующих мутаций насекомыми.

Это значит, что насекомые смогут изменять генетический состав растений при контакте с ними — тогда они станут более устойчивыми к засухе, переувлажнению или другим вредителям.

Этот оптимизм не разделяют учёные из Германии и Франции. По их мнению, речь идёт о создании нового био-оружия.

DARPA не поясняет, каких именно насекомых планируется использовать, а Уолтер Хефекер призывает:
Нужно следить за этим безумием. Главное, чтобы пчёл не стали использовать для переноса генно-модифицированных вирусов
Пока же можно тешить себя мыслью, что это всё происходит не в России и нам ничего не угрожает. Как минимум, мёд Hello, honey на 100% натуральный и собран без привлечения генно-модифицированных пчёл.

Корзина пуста